Телефон: +7 (913) 255-42-63
Эл. почта: info@trezv-rubtsovsk.ru
12.11.2014

НЕКРОФИЛЫ

Все здоровые люди любят жизнь.

Г. Гейне

Если я призываю людей жить трезво, значит это мне лично, зачем-то же нужно?

Нужно.

И зачем же? Что мне лично даст то, что некто будет жить трезво?

Да очень многое: трезвый обыватель не прирежет меня в подъезде; трезвый водитель не задавит меня, идущего по тротуару; трезвый пассажир не обматерит меня ни за что, ни про что в автобусе; трезвый врач не угробит меня на операционном столе… Ну, и, наконец, трезвый человек, это ведь ещё здоровье и красота!

Ну, а если некто, глядя на вас глупыми глазами 25-летнего недоросля из газеты «Шанс» или хитрыми глазками 50-летнего доктора наук из телепрограммы «Мир», призывает к алкоголепитию, зачем же лично ему так уж нужен этот человек нетрезвый? Зачем же он, этот пьющий человек, ему так вдруг понадобился?

«Люди впускают врага в свои уста, – говорил о дурмане Вильям Шекспир, - и он похищает их мозг!». Зачем же этим призывалам понадобился человек, с похищенным мозгом?

«Алкоголь – обманчивое средство для поднятия продуктивной деятельности организма, – говорил А. Данилевский, – но вполне надёжное средство, когда требуется убавить ума». Зачем же этим зазывалам понадобился человек, с убавленным умом?

Быть может, затем, что, как сказал А. С. Пушкин: «Пьющий человек ни на что не годен»?

Или, быть может, затем, что, как сказал Т. Пэн: «Пьяный человек – не человек, ибо он потерял то, что отличает человека от скотины, – разум»?

Ах, они тоже против пьяных, и они, как абаканский врач-патологоанатом Р. Степаненко, только защищают тезис: «Во всём должна быть мера. Вино должно дарить людям радость»? Но ведь, во-первых, «голову можно терять и по частям» (В. Прохоров), во-вторых, вино, будучи ядом нервно-паралитического действия, не способно веселить в принципе, а в третьих, ещё И. П. Павлов, ещё в 1912 году про пытающихся вести речь о «безвредной дозе алкоголя для человека» не без гнева праведного писал: «упаси, господи, отечество от таких академиков, профессоров и врачей».

Ах, они, эти зазывалы просто против не эстетично пьяных, потому-то и твердят: «Нужно учить людей культуре пития»?

Да разве ж я возражаю?! Учите! Свободному – воля. Более того, если вы сами слышите то, что говорите и в то, что говорите, сами верите, идите и проверьте свою теорию, скажем, в хакасском селе Аскиз, или в наркодиспансере, или в бич-приёмнике. Научите, научите ж, наконец, этих людей пить! Они ж там все сплошь не грамотные! Да что там бич-приёмник, у нас ведь вообще неграмотность просто поголовная. Возьмите, скажем, алкоголичку-покойницу, бывшего министра культуры Е. Фурцеву или алкаша-покойника писателя М. Шолохова. Явно не хватило грамотёшки в спирто-закусочных вопросах и писателям А. Толстому, А. Фадееву, поэтам – А. Твардовскому, Н. Рубцову, В. Высоцкому, В. Фирсову, И. Кобзеву, певцам — В. Ободзинскому, С. Парамонову (исполнитель песен «Голубой вагон», «От улыбки хмурый день светлей», «Пусть бегут неуклюже»), композитору М. Мусоргскому, художнику А. Саврасову… И даже первая леди США Бетти Форд тоже оказалась полнейшей невеждой!..

Так научите ж людей пить! Что ж вы всё говорите да говорите?!..

Ну, а коль не сумеете, по причине, скажем, безнадёжной глуповатости последних, так, быть может, хоть тогда перестанете воду мутить и наводить тень на плетень в ясный день да примите к сведению старую мудрость:

«Мы не вправе делать несчастными тех, кого бессильны исправить»? (Люк де Вовенарг, 1715-1747). Тем более что, это ж и таких учителей как вы св. Тихон Задонский некогда предостерегал: «Тот, кто открывает дорогу к погибели, тот и виновен в погибели человека».

Впрочем, сделать кого-то бессильным и открыть дорогу к погибели это и есть истинная цель некрофильствующих зазывал, ибо все они распрекрасно знают о том, что «отравление мозга алкоголем совершенно преобразовывает человека: кроткого, умного, мужественного оно делает раздражительным, злым, неспособным, ленивым; он делается дурным сыном, плохим мужем и отцом, негодным работником, неспособным солдатом; он теряет все хорошие качества и приобретает все порочные наклонности; внешний вид пьяницы известен: хриплый голос, опухшее лицо, красные глаза, раздутый сине-багрового цвета нос, трясущаяся голова, руки и ноги, отвратительный запах... Таковы последствия действия алкоголя на мозг». (Памятная книжка трезвенника. Составитель священник А. Рождественский. С.-П., 1900, с. 37-38).

Представляется совершенно очевидным, если некто призывает вас пить, - конечно, призывает пить не суррогаты, а дорогие вина, не по ведру, а по чуть-чуть, не просто так, а по хорошему поводу и, конечно же, только средь уважаемых людей, - если вас призывают пить, будьте уверены в том, что эти сладкоголосые зазывалы хотят, чтобы вы стали «раздражительными, злыми, неспособными, ленивыми», поскольку никаким иным, потребляя алкогольный яд, стать невозможно в принципе.

Наверно, тут вы можете возразить: как же так, неужели все те, кто предлагают выпить «хорошего вина», желают не добра нам? А разве ж я спорю? Я ведь только слегка интересуюсь: зачем это вдруг эти другие хотят, чтоб вы непременно выпили то, от чего уже погибло великое множество людей, уже великое множество судеб искалечено, уже великое множество семей распалось, уже родилось великое множество дебилов, а не меньшее количество стало дегенератами?..

Я ж не спрашиваю, зачем кто-то зазывает вас отведать хлеба? От хлеба ещё никто на белом свете не помер. Если кто вам говорит: «Откушай, брат!», так ясно ж - этот добрый человек хочет, чтоб вы утолили голод. Оголодалым вы этому человеку почему-то не нравитесь. Но почему вы кому-то не нравитесь трезвым? Почему некто норовит вас непременно научить пить этот мерзкий, жидкий яд – вот я чего никак не могу взять в толк!

Иногда некрофилы, то есть те, кто рекламирует и производит алкогольную отраву, проговариваются и тогда на белый свет появляются такие вот откровения:

«Пусть меня обвинят в геноциде против собственного народа, но остальную часть населения страны абсолютно не жаль!

Я за то, чтобы желающие напиваться «до чёртиков» поскорее реализовали свои планы и освободили жизненное пространство для тех, кто всё-таки способен мыслить.

Не пьющий вообще человек мне, честно говоря, не очень-то приятен».

(«Аномалия», № 19, 1997 г. Ода… сознательному возлиянию. А. Строк, врач, директор отдела Международного института космического сознания).

Ясно дело, непьющий человек А. Строку не очень-то приятен, поскольку занимает «жизненное пространство». Потому-то для освобождения «жизненного пространства» на оккупированных территориях Адольф Гитлер и рекомендовал: «Никаких прививок, никакой гигиены, только водка и табак!». (Д. Мельников, Л. Чёрная. Преступник № 1. Нацистский режим и его фюрер, АПН, 1981, с.349).

Ну, то Гитлер - грубый солдафон. Не в пример ему, сегодняшние офашизованные некрофилы, как мы видим по ЦТ, выглядят весьма поприличней. Представители этого неформального чёрного ордена сегодня такие весёленькие, как, скажем, Л. Якубович, такие умненькие, как академик А. Панченко и телеведущий В. Познер, такие холёные, как эстетствующий исполнитель подзаборных песенок В. Маркин, такие предприимчивые, как редактор газеты «Шанс» А. Бортников…

Они так внешне не похожи на грубоватого вождя третьего рейха!..

И такие, вроде бы, другие говорят они слова!..

И даже изволят постихотворствовать:


Пусть сегодня гуляет народ,

День рожденья твой отмечая,

Пусть бокал поднимает с вином,

Весь до капли его выпивая.


Пусть танцует твоя молодёжь,

Пусть устроит немного бедлам.

(Т. Дружинина. «Южно-сибирские вести», 21 августа 1998 г., с.1).


По всей видимости, Т. Дружинина либо не совсем точно понимает слово бедлам, либо…

Бедлам же, согласно словарю, С. И. Ожегова, означает неразбериху, хаос. Бедлам – именно так некогда назывался дом для умалишённых в Англии.

И спиртное, действительно, вызывает состояние умалишения, о чём нас предупреждали ещё древние:

«Опьянение есть добровольное сумасшествие». (Аристотель).

«Опьянение - не что иное, как добровольное безумье». (Сенека).

Если же сегодня молодой особе из Усть-Абакана Т. Дружининой захотелось «немного сумасшедшего дома», то, очевидно, уже одно это как-то характеризует нашу поэтессу, не так ли? Тем более, если вспомнить слова Даниила Заточника, адресованные князю Ярославу Владимировичу: «Очи мудрых желают блага, а глупого - пира в доме».

Что ж, живя бок о бок со спиртзаводом, не только на такие вирши и не только на вирши сподобишься!

То, что учителя усть-абаканского района, сеятели разумного, доброго, вечного, втихую приторговывают алкоголем - средством оглупления, это ещё понять можно, но когда завуч одной из школ ничуть не стесняясь по республиканскому телеканалу щедро рассыпается в благодарностях в адрес ядопроизводителя г-на Котельникова, за денежки пожалованные им на нужды школы, за денежки, на которых ещё не просохли слёзы и кровь, тут уж впору только руки развесть да молвить: «Прости им, Господи, не ведают, что творят!».

«Деньги не пахнут»?..

Стоит киоск, набитый пиво-винной и водочной отравой, средь которой сонно глядя в никуда, - торговец алкоголем. Торговец смертью. Это некрофил. Он не любит жизнь, как не любят её и все те, кто произвёл это смертоносное, алкогольное пойло. Они любят всё мёртвое: вещи, машины, деньги, всё то, что не чувствует и не мыслит. Они любят роботов. Как и то правительство, с ведома которого работают в Хакасии производители спиртного. Правительство обожает роботов. Что может быть лучше, удобнее для некрофила из правительства, чем послушный, безмозглый, роботообразный человек-болван?!

И вот уже целое поколение, взращённое на ядовитом молоке постСССРовских газет и телепрограмм, сориентированное на питиё спиртного, на курение сигарет, на потребление наркоты, разворачивает внушённые антижизненные, стандартные мысли в шаблонные, деструктивные поступки: ломает и курочит всё то, что представляет собой целое…

Некрофилы не любят целого, ибо это не соответствует их внутреннему содержанию. Они не любят гармонию и порядок, алгебру и чистоту, ясность и трезвость. Они любят рок, брейк-данс и «жить в кайф». Они не любят всё то, что исправно работает, ибо сами они дисфункциональны, как и их пьяные папы, и полупьяные мамы. Мамы и папы, которые, налопавшись пива с таранькой, учат своих чад уму-разуму, добивая в детях и в себе остатки естества и человекоподобия...

Специально для некрофилов под руководством удивительно бессовестных редакторов, выпускается бульваризированная чёрно-жёлтая пресса - газеты смердящие, пропагандирующие табак и алкоголь, секс и насилие, смерть и разруху.

Некрофилам нравится распад. Особенно, если за это хорошо платят.

Некрофилы любят всё испорченное, протухшее, прокисшее. Например, прокисший сок. Они называют его вином. Иногда благородным. Этих любителей подобного вина легко можно заподозрить в пристрастии к пищевым извращениям. Впрочем, как и ко всем остальным тоже. Любители вина, некрофилы – гастрономические извращенцы, которые любят вино, потому что это продукт испорченный и потому что этот продукт убивает. Убивает мысль, тело, душу…

Они любят всё, что сеет смерть. За это они любят и режим Ельцина. Они безразличны к тому, за что этот режим разрушает Россию. Важно единственное: режим – разрушает.

Некрофилы у власти. Они стремятся к дезинтеграции того, что есть, к разъятию, к рассоединению всего сущего. В этом их функция.

Им нравится сигаретный смрад, гниль, мертвечина… Потому-то им так нравится ещё и Запад, инициирующий процессы распада:

«Непредвзятый взгляд обнаруживает: против народов России по сути уже давно ведётся широкомасштабная, тотальная война с применением химического оружия массового уничтожения, каковым, несомненно, является алкоголь. Война эта направлена на поголовное и жестокое истребление населения, на разрушение экономического и культурного потенциала страны. Она ведётся не только внешними силами ряда стран мирового сообщества, но и силами внутренними, объективно заинтересованными в её конечных целях.

Число жертв алкогольной войны за весь послевоенный период превысило наши суммарные потери за все годы Великой Отечественной войны. По существу, наша славная торговая сеть и бесчисленные спекулятивные палаточные городки без тени смущения торгуют смертью!». (С. И. Жданов, доктор химических наук, профессор, «Соратник», СБНТ, № 9, 1997 г.).

И ещё об этом же, но из других уст:

«Во время моей встречи с известным западным «советологом» Збигневом Бжезинским, - продолжал Л. Рохлин, - мне было прямо сказано: «Мы уничтожили Советский Союз, уничтожим и Россию. Шансов у вас нет никаких. Мы сделаем так, что у вас и союзников никаких не будет!» (Газета «Гудок», 7 августа 1997 г.).

Некрофил – это вирус, инфицирующий общество, вызывающий психическую, смертоносную эпидемию...

«Инфекция – это такое знание, усвоение которого приводит организм к уничтожению. …знание знанию рознь. От знания, способствующего резкому уменьшению элементов системы, её уничтожению, система обязана защищаться на всех уровнях, в том числе и на клеточном. И если элементы системы не в состоянии этого делать, то, будь то организм, страна или всё человечество – результат будет один.

За 1991-1994 гг. население России, согласно статистическим данным, уменьшилось на 3 миллиона – 3 миллиона смертей, не компенсированных рождениями; сюда входят и самоубийства, возросшие в 2 раза, и болезни (в основном сердечно-сосудистые), которые вдруг проявились все разом, и убийства. Эти цифры не объясняются экономическими причинами. Были в истории страны экономически более худшие ситуации, чем ситуации 1991-1995 гг., но никогда нация не занималась самоуничтожением; никакие репрессии, никакие войны не идут ни в какое сравнение с сегодняшним состоянием.

Под оболочку привычных стереотипов социальной системы было впрыснуто новое знание, освоение которого способно привести самообучающуюся информационную систему к уничтожению. Перед нами разворачивается картина классического варианта действия социальных, психических инфекций.

Когда болеет организм, когда многие слабые клетки погибли, когда другие послушно перепрограммируются под чужие гибельные мелодии, тогда определяющим становится то множество клеток, которое в состоянии выжить и остаться собой. И в этом нет ничего нового. Любой организм, поражённый инфекцией, выживает только тогда, когда большинство его клеток найдёт в себе силы уцелеть. Сам организм в этой ситуации уже бессилен, он бредит, из его уст, которыми завладела болезнь, можно услышать откровенную глупость, его поступки неразумны, он отравлен – яд слишком далеко проник внутрь. И его бредовые команды на самораспродажу или самоуничтожение клетки вправе не исполнять». (С. П. Расторгуев. Инфицирование как способ защиты жизни. Вирусы: биологические, социальные, психические, компьютерные, М., 1996, с.193, 223-224).

Не исполнять бредовые команды ныне господствующего легиона некрофилов и некрофильствующего правительства! Видя, что твой народ стоит на пороге исчезновения, видя ту бессовестную интервенцию, проводимую и Западом, и Востоком, и оживлённо поддерживаемую «пятой колонной» окопавшейся в средствах массовой информации, видя ту, антироссийскую законотворческую деятельность, осуществляемую Государственной Думой…

Если я призываю людей жить трезво, значит это мне лично, зачем-то же нужно?..

Евгений Батраков,

27 августа 1998 г., «Оптималист», №2 (40), 2001 г.