ЗНАНИЕ — ВЛАСТЬ!
БЕРИТЕ ВЛАСТЬ В СВОИ РУКИ.
25.05.2014

В. А. БОНДАРЕНКО: ВЕЛИКОЕ БРЕМЯ

«Ничего не имел никогда — даже пил из чужого стакана»... Это о моём друге. О пронзительнейшем, как он был назван в середине 80-х одним авторитетным изданием, лирике России. Его нелепая, но закономерная гибель и подвигла меня к делу, ставшему теперь смыслом моей жизни. Распухшего от водянки молодого, с лицом старика, человека препоручили врачам. Но те, вероятно, из-за безнадёжности положения предательски выписали его из клиники «за нарушение режима»... И сегодня, видно, те, кому «по штату положено», умывают руки, бросая обречённых соотечественников на произвол их «слабостей».

Ежегодно от пьянства и курения — этих благословенных в нашей стране видов наркомании — погибает полтора миллиона россиян. Более четырёх тысяч — каждый день. День за днём. Вот уже почти десятилетие. И никто не объявляет национального траура. Ни в Кремле, ни в Госдуме, ни в правительстве — не скорбят о народе, катастрофической убыли которого, как и её причин, не видит лишь слепой.

Величайшие умы человечества во все времена стоически уповали на трезвость — абсолютную, бескомпромиссную. Разоблачая пьянство, как мать всех пороков (Абуль-Фарадж), как упражнение в безумстве (Пифагор), как добровольное сумасшествие (Сенека). Не обошёл своим вниманием эту страшнейшую беду основоположник теории эволюции Ч. Дарвин: «Привычка к употреблению алкоголя вредит человечеству больше, чем война, голод и чума вместе взятые». Гениальный исследователь человеческих душ Ф. М. Достоевский точно диагностировал клиническую суть алкоголя: «Вино скотинит и зверит человека, ожесточает его и отвлекает от светлых мыслей, тупит его». И через десятилетия, как никогда, актуален приговор зелёному змию Д. Лондона: «Алкоголизм — это порождение варварства — мёртвой хваткой держит человечество со времён седой и дикой старины и собирает с него чудовищную дань, пожирая молодость, подрывая силы, подавляя энергию, губя лучший цвет рода людского».

Как набатный колокол, звучит призыв Л. Н. Толстого: «Если сцепились рука с рукой люди пьющие и наступают на других людей и хотят опоить весь мир, то пора и людям разумным понять, бороться со злом, чтобы и их детей не споили заблудшие люди. Пора опомниться!». Мало сейчас кто знает об общественной стороне деятельности Прометея мировой литературы. А ведь он создал первую в России школу народной трезвости, был активным поборником и участником трезвенного движения, результатом которого стало предоставление царским правительством права городским думам, сельским обществам, а затем и земским собраниям на время войны самим запрещать у себя торговлю спиртным.

Право решать — пить или не пить — было предоставлено мудрости и совести народа. Сказка о трезвости, этом преддверии земного рая, стала на Руси явью. Уменьшилась преступность, затихло хулиганство, сократилось нищенство, опустели тюрьмы, освободились больницы, настал лад в семьях, поднялась производительность труда, явился достаток. Шкурнические же интересы дельцов, кабатчиков всех мастей и тогда не совпадали с извечным чаянием простого люда о трезвом счастье. Ещё до «сухого закона» — в 1911 году напуганный антиалкогольным движением барон Гинзбург обмолвился: «От поставок водки для казённых винных лавок, от промышленного винокурения я получаю больше золота, чем от всех моих золотых приисков. Поэтому казённую продажу питий надо любой ценой сохранить и оправдать в глазах пресловутого общественного мнения». За 30 сребреников стряпались «научные» доказательства полезности умеренных доз спиртного. Были попытки склонить к компромиссу и академика И. П. Павлова, профессора Н. Е. Введенского. К счастью, тщетные. «Институт, ставивший себе непременной целью открыть безвредное употребление алкоголя, по справедливости не имеет права именоваться или считаться научным. А потому все те, кому дороги государственные средства, здоровье населения и достоинство русской науки, обязаны поднять свой голос против учреждения такого института», — ответил Павлов. «Действие алкоголя во всех содержащих его напитках (водки, ликёры, вина, пиво и т. п.) сходно с действием наркотических веществ и типичных ядов — таких, как хлороформ, эфир, опий и т. п.», было мнение другого выдающегося русского физиолога Сеченова, которое он не изменил и спустя годы.

После революции Совнарком продлил запрет на питие в России, и все 11 лет, пока он действовал, русский народ с энтузиазмом преодолевал закоренелый недуг пьянства. «Это самый величественный акт национального героизма, какой я только знаю», — отзывался о российском «сухом законе» известный английский деятель Л. Джордж...

И «сухой закон» 1985 года произвёл чудо: поднялась производительность, меньше стали болеть, умирать, нарушать законы, выросла продолжительность жизни, больше стало семей, младенцев... Но меры были половинчаты. Комплексной программы, законодательной базы отрезвления нации так и не появилось. Зато активизировались апологеты и проводники другой программы, о которой широким массам было мало что известно. «И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит». А ведь так и есть. Программа основателя ЦРУ — идеолога холодной войны А. Даллеса, вслед за Гитлером предложившего водку и табак как главные персонажи в «грандиозной по своему масштабу трагедии гибели самого непокорного на земле народа», была осуществлена по всем правилам военного искусства: тайно, вероломно, нещадно.

Саботируя государственный курс на отрезвление общества, местное руководство стало откровенно расширять алкогольный прилавок. Причём, под демагогическим прикрытием борьбы с очередями, самогоноварением, наркоманией. С помощью средств массовой информации внушалось, что, дескать, не покупать спиртное — подрывать и без того опустевший бюджет, разорять страну... В печати, на телевидении навязывался образ человека с бутылкой, дымящейся соской во рту. Сладкоголосые суперзвёзды делились сакраментальным: «Если б каждый водку пил — коммунизм бы наступил». Классическим стал диалог из «Бриллиантовой руки»: «Пей!», «— Я не пью», «— Врачи рекомендуют!». Убаюканный заклинаниями самого мощного гипнотизёра — ТВ-лохотрона, других, обретших себе хозяев, средств массовой информации о ваучеризации всей страны, о торжестве демократии над посягательством на плотские утехи, опьянённый победой над советским «сухим законом», простой люд и не заметил, как его, закодированного, зазомбированного чёрным пиаром, опоили, обокрали, да и выставили на позор, на посмешище. «...Черпали кружками, стоя на коленях, хлебали водку из луж», — вряд ли придумать такое чернушнику. А ведь это — цитата из волгоградской газеты «Городские новости».

Это потом выяснится, что сам прораб перестройки, с именем которого связывалось «Постановление о преодолении...» — вовсе не трезвенник. Выяснится, что иных, имеющих слабость к спиртному наших вождей буквально спаивали, чтобы те вовремя «впадали в прелесть», да и сами потом, как идущие в ад, плодили нетрезвых попутчиков.

Притчей во языцех были в 1990-х годах иные крутые взлёты. Такой, например. «На приёмах за тем, чтобы фужер президента был полон, начальник ГУО следит даже бдительней прикреплённых к Б. Н. лиц. Во время одного из зарубежных визитов Барсуков, заметив, что у Ельцина не было бокала с шампанским, не раздумывая, отдал ему свой… Президенту сей жест сильно понравился, и он, улыбаясь, пообещал: «Михаил Иванович, я этого никогда не забуду». И точно. Не прошло и двух месяцев — читаем: «Начальник главного управления охраны Михаил Барсуков назначен директором Федеральной службы безопасности». За державу обидно, коль пьяные звёзды с небес венчают погоны. Страшно, когда безопасность страны в руках виночерпия.

В разгул демократии, когда народ годами не получал зарплаты, а кремлёвские коробки из-под ксерокса забивались валютной выручкой от Госкомспорта, льготно торговавшего импортным зельем, большинство ключевых постов занимали по пресловутому принципу: «в наш тесный круг чужой не попадал». Да ещё и публично похвалялись, что, дескать, умеют жить: «Я было отказался от спиртного, но компания — хорошая, молодая меня отвергла. Исправился. Теперь не отказываюсь», — чинно жестикулируя, откровенничал член Правительства, первый заместитель министра здравоохранения, главный санитарный врач страны Беляев, подавая пример, как пойти «в гору». А ведь именно тогда, в бытность сего «культуропитейщика» командующим гигиеническим фронтом, газеты пестрели заголовками: «Наш дом — помойка» (наш дом — кабак, а где пьют, там и льют), «Россия умирает от удовольствия» (о взрыве венерических болезней), «Эпидемия туберкулёза пустилась во все лёгкие», «Россию ждёт эпидемия детской наркомании», «Молодеет алкоголизм — идёт одичание», «Молодеет смерть в России»... Видно, через полвека эхом аукнулась фашистская директива свести славян до языка жестов и чтоб никакой гигиены - только водка и табак.

К чести нынешнего министерства: на этом посту сейчас человек высоко компетентный и глубоко порядочный — трезвый, не курящий. Человек высокого долга и гражданского мужества, он пытался было в открытую вступить в бой с пивными и табачными оккупантами — уменьшить поток наркотического зелья... Увы?! Ему, да и всем нам, показали, кто в нашем доме хозяин. Было бы наивно в деле отрезвления страны уповать лишь на власть предержащих. У тех свои интересы: демографические, экономические, политические. О человеческом факторе уж нет и помина. Не заигрывает уже власть с народом: нет в том нужды. Народу пить, курить надо — казну пополнять, быть послушным и бездумным. Травиться ядом не самопальным, а — акцизным, марочным.

«Нет человека — нет и проблем», — цинизм этого умозаключения сопоставим разве что с незатейливостью афоризма: «пьяным народом править легче». И правят. И безнаказанно грабят, загоняя, как в стойло, в пятый угол оглушённый сивухой, обнищавший, во всём и вся разуверившийся российский народ.

Трагизм же положения усиливается тем, что пьющие эпизодически — по случаю, балующиеся пятью — десятью сигаретами в неделю алкоголиками, курильщиками и уж тем паче — наркоманами себя не считают, уповая на безвредность пока ещё чисто ритуальных для них приёмов наркотиков. В луже, мол, не валяюсь, не бухикаю по ночам — можно и дальше так: пить, курить за компанию с друзьями, виртуальными телегероями — харизматичными «хозяевами жизни», то и дело поднимающими тосты за успехи, здоровье, любовь. Но в том-то и коварство наркотических ядов — мимикрирующих врагов, поначалу дающих радость. Раз вскружив голову, они и поселяются там. Рано или поздно вслед за первой стадией наркотизации, когда человеку просто хочется выпить, подкрадётся вторая — с запоями. До третьей, когда все помыслы о зелье, можно и не дотянуть... Нет безобидной, безвредной дозы спиртного, табака – любого наркотика. Для человека, общества, цивилизации.

Страшны запои, но и крайне опасны праздничные ядовитые залпы по беззащитному мозгу, печени, сердцу, нервной, иммунной, половой системам... Дети не верят, что умрут. В цветущем мае старость, как и зима, кажется нескорой. Так и с начинающими курильщиками, пьяницами, героинщиками (а, как правило, это – «берущая от жизни всё» молодёжь): первые дозы вроде бы не грозят скорой гибелью, а уж о болезнях от них и думать смешно. А хвори-то и грядут. Внезапно, когда уже появится физическая зависимость от зелья и расстаться с ним нелегко. Больно смотреть на беспалых, а то и безруких, безногих курильщиков, поражённых табачной гангреной. Ткань из-за табачного дёгтя в сосудах не подпитывается кровью и отмирает. Приходится её отсекать... С одним таким посетителем нашего центра — без обеих ног, без правой кисти и пальцев на левой руке, с множественными полостными операциями — я говорил перед камерой: «Врачи советовали бросить курить, а вот как?». Центр наш помог ему «слезть» с сигарет, винного стакана и иглы (заглушая адские боли, стал полинаркоманом), а вот кто поставит его, как и тысячи ему подобных калек, на ноги, вернёт здоровье, семью, работу?..

Уже пройдя «курс молодого бойца» нашего центра, новоявленный трезвенник рассказал, как он сам пытался отговорить подростка от курения: «В больнице, когда мне сделали третью операцию на лёгких, соседом по койке был пацан с переломом. Курил. Я ему так и эдак: мол, брось эту пакость, а он тыкал в телек, когда там смолили: дескать, пакость бы не показывали».

К началу 1990-х годов весь цивилизованный мир уже активно включился в борьбу с чумой XX века — курением. Почти половина продукции международных табачных монополий не продавалась: не пользовалась спросом. Куда девать? И тут вдруг... открылся наш рынок — без законов, без ограничений, без каких-либо нравственных понятий. И всё хлынуло к нам. Сбагрили неходовой, залежалый товарец, а потом стали демонтировать за ненадобностью там табачные предприятия, по вредности сопоставимые разве что с химическим производством, и вывозить в «третьи», слаборазвитые страны. В том числе и в Россию: для реконструкции нашей табачной индустрии. Феерический Указ Президента СССР «Об ответственности должностных лиц за неудовлетворительное состояние снабжения населения табачными изделиями» обязал правительство безотлагательно принять меры по «устранению справедливого возмущения населения напряжённым положением с табачными изделиями». Образовавшиеся совместно с новоявленными конкистадорами СП были поставлены в привилегированные условия. Льготы табачникам и беспредел в пропаганде их детища обернулись для сеятелей зла беспрецедентным процветанием. Потому-то и щедры «богатые тётушки» на подачки пестуемым ими скоморохам и политикам: свой интерес блюдут — знай, мол, Рассеюшка, наших.

С рекламных щитов вдоль оживлённых трасс снисходят до нас пышущие здоровьем и благополучием молодые люди, своим видом демонстрируя, что сим великолепием обязаны курению. Манят на романтическое свидание с Америкой. В самих же Штатах картина иная. Я далёк от идеализации этой страны, но невольно завидуешь её гражданам, если там — курение давно уж — не норма, а дикость. Курильщики там изгои. Они чаще болеют, хуже работают, по их вине вынуждены пассивно курить окружающие. Их нещадно штрафуют, «застукав» в общественном месте. С ними стараются дел иметь меньше. В то же время суды удовлетворяют их иски к табачникам за прокуренное здоровье. По коллективному иску суд штата Флорида обязал пять табачных гигантов, в том числе «Филип Моррис» выплатить компенсацию в 145 миллиардов долларов. Карают там за «сознательное вовлечение масс потребителей в табачную наркоманию», за причинённый обществу вред.

Была у меня попытка провести на Кубани в мае, когда весь мир целый месяц активно противостоит табаку, неделю отказа от курения. Какой-то опыт у меня уже в этом был: шесть лет назад я организовывал краевой месячник трезвости. Предложил провести для районных наркологов свой психолого-педагогический курс избавления от «слабостей». Убьём, мол, нескольких зайцев: бросят наркологи пить и курить, вооружатся действенным методом, к тому же на вырученную от их посильной платы «сверхприбыль» закажем плакаты, пособия... Забота главного нарколога края – учёного, заслуженного врача о земляках поразила: «Как же бороться с курением, если четверть бюджета города - от продажи табачных изделий». Ох, уж эти стереотипы. Травимся, дескать, потому как выгодно. В том-то и загвоздка: архивыгодно тем, кто на чужой беде греет руки, да горе-хозяйственникам, временщикам, чья забота лишь — быстрые, пусть и кровавые деньги. При всех сомнительных плюсах от курения — огромный убыток: ежегодно в России обращается в табачный дым шесть миллиардов долларов. А глобальные экономические потери от курения Мировой Банк оценил в двести миллиардов долларов в год.

То же и с алкоголем. Американские эксперты подсчитали: только от гибели, связанной с алкоголем, ежегодно США теряют семьдесят пять миллиардов долларов. В России по этой причине гибнет людей в четыре-пять раз больше. О пьяных же потерях в экономике наши подвластные СМИ умалчивают. Есть что скрывать. По свидетельству Президента МСА академика Б. И. Искакова, на каждый поступающий в казну пьяный рубль — до 11-12 (!) рублей всеобщего разора. Навар же от водки для алкодельцов — баснословный. Пять тысяч процентов! А по Марксу, вспомним, капиталист не остановится ни перед каким преступлением, если его доходы составляют триста процентов. Вложил миллион — выручил три. А тут — сразу пятьдесят. Да бухнуть не свои — народные! Так остановятся ли в погоне за алкобарышами наши номенклатурные олигархи и прикормленные ими чины перед чем-то? Вряд ли. Даже — перед геноцидом против собственного народа.

Пламенный патриот — председатель Союза борьбы за народную трезвость, лауреат Ленинской премии, академик АМН Фёдор Григорьевич Углов, которого газета «Советская Россия» по праву назвала заступником русского народа, направил первому Президенту России, Государственной Думе, правительству открытое письмо «Оружие против нации». Вместе с ним под призывом применить антинаркотический закон к алкоголю и табаку, этим опаснейшим наркотическим ядам — главным врагам человечества, как их назвала в 1975 году Всемирная организация здравоохранения, подписалось около двух тысяч медицинских работников: врачи, профессора, академики. Письмо было опубликовано в центральной печати. И что? Ничтоже сумняшеся, Борис Николаевич в своём последнем президентском выступлении по радио призвал россиян пить отечественную водку, а не «всякую заграничную отраву». Это был первый в мировой истории случай, когда глава государства публично призвал свой народ к потреблению спиртного.

В канцелярии Кремля, в других высоких кабинетах построенных и обставленных на народные — кровные, слёзные, потные, — горы личных, групповых, общественных Посланий. С требованиями, просьбами, мольбой не добивать ослабленный народ — чуть живой, тем не менее, готовый и впредь что есть мочи батрачить на своих прагматичных, пресыщенных «слуг». Вряд ли прибавит там скорби и чуткости ещё одна — моя попытка перевернуть протянувшееся через всю страну, как через скотный двор, корыто со зловонным сивушным пойлом. Потому и взываю к совести, благоразумию тех, кого ещё не засосало — ни в грязную политику, ни в грязный бизнес, ни в грязное корыто. Взываю к тем, кто ещё в состоянии мыслить здраво, нравственно, патриотично. Откажитесь от хмельного! Совсем, категорически. Примите «сухой закон» сами. Свой — для себя. Ни грамма спиртного, ни табачной затяжки (с них ведь и начинаются душевные, финансовые, физические муки нелегальной наркомании, тяжелейшие ломки кокаиновых, героиновых, синтетических марафетчиков)! Сделайте выбор, не медля. Потом будет поздно. Алкогольная, табачная, гашишная, опийная, как и другие виды наркомании, медицине не подвластны, потому-то наркология и бессильна, терпит фиаско. Это не только в России — во всём мире. Патологические изменения в организме и прежде всего - защитный механизм против внешних ядовитых «стимуляторов» ничем не поправить. Ни рефлексотерапией, ни кодированием, ни «подшиванием», ни операцией на мозге, ни прочим плацеболечением, с его упованием на чудесное «нечто», которое-де поможет.

Единственное, что остаётся: не пить, не курить, не колоться вовсе. Учиться жить трезво — без «дури»».

Под «весёлые» брызги шампанского, разудалое «если б каждый водку пил — коммунизм бы наступил» — мы и не заметили, как лишились близких, достоинства, как, наконец, пропили, обратили в дым свою сверхдержаву. Стали населением самой пьющей, самой курящей страны — в лидерах по наркомании, преступности, абортам, разводам, венерическим болезням. Ко всему же прочему Россия ныне — крупный должник. К слову, о долге. Сто миллиардов — на совести экс-президентов, поровну на брата: никто сих внешних займов не утверждал, и до народа они не дошли. «Мы умные и богатые, — прокомментировал на НТВ эту государственную тайну вице-спикер Госдумы, заслуженный юрист России В. В. Жириновский, — а нас пытаются сделать идиотами». Добавлю: с помощью табачных изделий и водок, нередко — персонифицированных...

Но рано или поздно за всё надо платить. Придётся расплачиваться, причём, ещё очень долго — и нам, россиянам. И за чужие долги, и за общую глупость — «эйфорию» от пьяного дурмана, обернувшуюся бедой. Тяжело, болезненно похмелье. И тут важно не сломиться — не лечиться «подобным», не вышибать клин клином. Важно вдумчиво, трезво отнестись к происходящему. И делать выводы. Памятуя, что пьяный не думает, а думающий не пьёт. И — не ведает лиха. Только трезвость спасёт Россию!

Директор центра психологической помощи, к.п.н., к.ф.н. В. А. Бондаренко (Краснодар)

«Отрезвление России» / Сборник к 100-летию академика Ф. Г. Углова / Под ред. академика Б. И. Искакова / М. 2004. С. 340-350